Слоны и тигры. К 30-летию первого паломничества российских вайшнавов

Ядунандана дас

В этом своем рассказе, записанном ровно 10 лет назад в маяпурском храме Шри-Шри Радха-Мадхава, Радха-Дамодар Прабху вспоминает о событиях, предшествующих регистрации первой российской ятры, и о первом паломничестве российских вайшнавов.

В Москве первое Общество сознания Кришны было зарегистрировано 20 мая 1988 г. После этого началась подготовка и к первому паломничеству из СССР в Индию. Это было время, когда репрессии против вайшнавов закончились, и самое опасное осталось уже позади. Вайшнавов выпустили из мест заключения, вышел закон о реабилитации жертв политических репрессий. Сама регистрация нашего Общества уже была своего рода прорывом: впервые в СССР статус религиозной организации получили приверженцы религии, которой в советское время здесь не было. Может, сейчас это и не воспринимается как нечто особенное, но тогда это было шагом вперед. Решение принималось на уровне Совета министров СССР, вопрос долго обсуждался, и, в конце концов, было принято решение о регистрации.

На фото вверху: Раджив Ганди с Гитой на русском языке в руках

Естественным следствием этого решения стала возможность первой поездки за рубеж. Как известно, в то время люди не выезжали из страны в паломничество группами — такого явления не было. Какие-то единицы просачивались — в Иерусалим, Мекку — но лишь единицы. Мусульмане организовывали небольшие группки по 4-5 человек. Российские вайшнавы совершили в этом отношении еще один прорыв — впервые из страны выехала в паломничество группа в 59 человек — число небывалое по тем временам. Да и самих таких групп, собственно, тогда не было.

Первые паломники из России в Дели (в центре: Раджив Ганди и Гопал Кришна Госвами)

Мне довелось заниматься оформлением документов для этой группы, поэтому я лично был знаком со всеми этими вайшнавами. Все их паспорта и «дела» проходили через меня. Организовывали мы это почти год, поскольку готовиться к паломничеству начали с самой регистрации. Сама же поездка состоялась в феврале 1989 года.

Радха-Дамодар дас (1953— 2016)

Все документы оформлялись в Совете по делам религий (была такая структура). Мы долго работали с чиновниками: оформляли паспорта и анкеты. Все 59 человек были первыми русскими вайшнавами — многие из них были репрессированы, сидели в тюрьмах, как, например, Камаламала, Санньяса, Атмананда, Сарвабхавана — из Армении, Ямарадж, Амбариши, Парджанья Махарадж, Ядукулешвара (ныне Ядухари) — из Грузии и Абхазии, Ачьюта, Амалабхакта, Бхарадвадж — из Киева. С Урала была также одна вайшнави, пострадавшая от гонений, отсидевшая в тюрьме. Из Москвы — Премавати, Вишвамитра, Садананда, Санатана-кумар, Ягья. Еще были Айравата из Азербайджана, а из Латвии — Рамабхакта, матаджи Махамантра и Лакшмиприя. Из Литвы — Анируддха, Шрутадева, Деваки. Из Петербурга — Васудама Прабху с женой. К сожалению, не всех могу вспомнить. Всего 59 имен.

Мы столкнулись с большими организационными трудностями. Выпускать нас не хотели. Помню, мы купили билеты (без билетов тогда нельзя было даже начинать оформление документов), но нужно было получить еще две визы: советскую — на выезд, и индийскую. Сначала брали индийскую визу, но индийская сторона почему-то тянула время. Мы сдали документы, но ничего не происходило. Мы даже проводили демонстрации возле индийского посольства с плакатами «Выпустите нас!»

Шрила Прабхупада на Красной площади в Москве летом 1971 г.

Уже в 1991-м, когда Совет по делам религий закрылся, нам передали архивы, касающиеся нашего Общества. Из документов выяснилось, что коммунисты, тогда уже правившие в Бенгалии, были против нашего приезда, поскольку это разрушало имидж коммунизма. СССР считался оплотом коммунизма, и все привыкли, что в Индию из России едут коммунисты, а тут приехали вайшнавы — прямая противоположность! Это рушило карточный домик коммунистической идеологии. Оказывается, в России есть вайшнавы! Оказывается, что там не только коммунизм и атеизм, а есть еще и религия!

Бенгальские коммунисты строили против нас всяческие козни и даже написали письмо российскому правительству с просьбой воспрепятствовать поездкам российских вайшнавов в Индию. Поскольку де это «разрушает их веру в коммунизм». Думаю, что визу нам не выдавали именно поэтому.

В общем, в Индии были и те, кто нас не ждал. Бенгальские коммунисты довольно агрессивны: у них на флаге изображен тигр. Во время поездки мы видели их демонстрации. Они писали негативные статьи про нас и критиковали.

Но вот настал тот день, когда мы все-таки должны были улететь. А ведь виз-то еще не было! Мы собрались в шесть утра у индийского посольства и устроили демонстрацию протеста — с требованиями, с киртанами. И лишь к двенадцати дня (а самолет у нас был в четыре) в посольстве начало что-то происходить. В час начали и визы выдавать. Но нас было 59, и на это требовалось время — приходилось заполнять анкеты (причем на английском). Примерно в половине третьего я получил визу, и мы срочно поехали в МИД, получать советскую, выездную визу. Получили. Первая группа вайшнавов ринулась в аэропорт. А самолет уже выруливает на взлетную полосу. Мы побежали к нему, каким-то образом перекрыли движение, остановили отлет. Тут подоспели и остальные вайшнавы…

Нет, в тот день мы все равно не улетели. Отлет перенесли на другой день, а за задержку рейса нам выписали штраф. С этим нам помогали люди из Совета по делам религий Константин Блаженов и Евгений Чернецов (они же, кстати, участвовали в регистрации нашего Общества). Они пытались договориться о нашем вылете, и благодаря им нам снизили штраф. Но, несмотря на все их старания, улететь в тот день нам не удалось. Вылетели на следующий, когда у всех все было готово.

Первые русские вайшнавы явно не были готовы к такому паломничеству. На дворе февраль, и все явились в аэропорт в шубах, сапогах, валенках да телогрейках. И никто на радостях не догадался оставить вещи провожающим — все повезли с собой.

Мы прилетели в Калькутту. Для ИСККОН это было знаковым событием — впервые исполнилось предсказание Бхактивинода Тхакура. Он сказал, что в Маяпуре однажды соберутся индийцы, американцы, немцы и русские. До этого в Маяпур приезжали вайшнавы со всего мира, а вот русских еще не было. И вот они приехали. Поэтому была организована очень масштабная встреча — и в Калькутте, и в Маяпуре. Нас встречали как полубогов.

В калькуттском аэропорту, куда мы «выгрузились» в этих зимних одеждах, было 30-35 градусов, так что мы выглядели довольно странновато. Некоторые держали в руках картины собственного изготовления. Так, художник-вайшнав Мадхава Гхош нес лист фанеры, на котором был нарисован Кришна. Нас же встречали плакатами с приветствиями в адрес первых русских паломников.

В здании аэропорта мы увидели группу киртана, в которой были Бхакти Бхринга Говинда Махарадж, Индрадьюмна Махарадж и Джаяпатака Махарадж. Они тоже нас встречали и пели мощный киртан. Мы прошли регистрацию и сразу поехали в калькуттский храм, где нас опять встретили киртаном.

Когда мы приехали в Калькутту, Киртирадж Прабху, который отвечал за всю эту поездку, выдал нам вайшнавскую одежду. До этого у нас ее попросту не было. Вместе с одеждой к нам прислали опытного вайшнава, который должен был показать нам, как… ее надеть! Это был… Вайдьянатх Прабху, ныне наш Госвами Махарадж. Он провел блицкурс для молодых бхакт: как наносить знаки тилака, как надевать дхоти. Мы прибыли в Калькутту в зимних шкурах, сапогах, валенках, и вот, всего за один день, произошла такая волшебная трансформация. Мы преобразились буквально на глазах, а сапоги и телогрейки к вечеру пришлось попросту выбросить. Ясно, что таскать все это по Индии бессмысленно. Зато нам выдали гамчи, чадары, дхоти. Мы стали похожи на вайшнавов.

В тот же день мы провели большую харинаму и даже пресс-конференцию для журналистов. Харинама прошла по улицам Калькутты. Я помню, в Калькутте был какой-то сквер, где стоял памятник Ленину. Мы пришли туда и спели киртан прямо перед ним.

Приезд в Индию русских вайшнавов, которые сумели сохранить свою веру, несмотря на все трудности, тюрьмы и лагеря, был событием международным. Он стал неким знаком, символом «оттепели» в СССР — знаком того, что советские власти прекратили преследовать верующих. С этого момента из Советского Союза начали выпускать группами и представителей других религиозных организаций. Нам удалось сбить замок с дверей железного занавеса.

И вот, мы приехали в Маяпур. Здесь был мощный киртан. Приехали мы часов в семь-восемь. Когда мы проходили через главные врата Маяпур-Чандродая-мандира, сверху на нас сыпались цветы; трубили слоны, вайшнавы трубили в морские раковины — словом, встреча была очень пышной.

Наше паломничество длилось примерно два месяца, начиная с февраля. За это время мы побывали в Маяпуре, объехали многие святые места в его окрестностях, потом отправились в Джаганнатха Пури, вернулись на Навадвипа-мандала-парикраму, потом в Бомбей (ныне Мумбаи), во Вриндаван. И везде, во всех этих городах проходили пресс-конференции, встречи с местными властями; нас тепло принимали и в российском посольстве, в консульстве…

Русские кришнаиты были в центре внимания. Нам помогали решить многие организационные вопросы. Поскольку тогда выезжать за границу было трудно, мы сразу закупали в Индии одежду (сари, дхоти), музыкальные инструменты, священную глину — чтобы обеспечить всеми этими важными вещами вайшнавов в России. Нам подарили каждому по стопке книг карманного формата — Бхагавад-гиту и «Источник вечного наслаждения», которые были изданы в Индии на русском языке. В то время многие люди из СССР писали в Индию, чтобы им выслали эти книги, и нам дали адреса этих людей, чтобы мы смогли доставить заказы. Каждый вывез примерно по тридцать книг — двадцать Гит и какое-то количество «Источников». Книги нам выдавали в русском посольстве, и мы забрали с собой всю партию. Это были первые книги, которые появились в России на русском языке.

Нашими гидами были Киртирадж Прабху и Вайдьянатх Прабху (Бхакти Вигьяна Госвами). Они рассказывали нам обо всем: что нужно или можно делать, чего нельзя, как давать пожертвования, как надевать гамчу, как купаться в Ганге, в океане. В первую поездку мы посетили курс вайшнавского этикета Бхакти Чару Свами, после чего мы стали стараться применять эти правила в нашей повседневной жизни. Мы взяли материалы этого курса и по возвращении в Россию перевели его на русский язык, после чего он начал распространяться по всей стране.

У российских вайшнавов появился и опыт храмовой жизни. В России до этого не было ни одного храма, поскольку движение существовало подпольно. Чтобы не привлекать внимания, мы пели киртаны сидя. Мы понятия не имели о том, что при этом можно еще и танцевать. Приехав в Индию, мы увидели, что на свете есть храмы, садхана (строгий порядок повседневной духовной жизни), киртаны, индийские музыкальные инструменты и слаженная игра на них.

Как я уже сказал, мы проехались по нескольким местам. Тряслись подолгу в индийских поездах — вагонах класса «слиппер», где все продувалось, где вовсю воровали. Многих в первые же поездки обокрали — мы не знали, что в индийских вагонах все надо привязывать, пристегивать, прятать. Многие заболели, так как не знали санитарных норм или не могли переварить индийскую еду. Некоторые простыли, а некоторые теряли сознание от жары (особенно жарко было в Пури — 35-40 градусов — после Москвы-то!). Некоторые терялись, поскольку не знали английского.

Но при этом везде, куда бы мы ни приезжали, мы чувствовали сильную поддержку со стороны всемирного ИСККОН. Мы проводили совместные киртаны. Точнее, проводили их индийские вайшнавы, мы же участвовали «для виду»: они играли и пели, а мы потихоньку подпевали. Но считалось, что поют все-таки русские.

Состоялось несколько важных встреч. В частности, в Пури мы встречались с царем Ориссы. В Дели была встреча с Радживом Ганди (сохранилась общая фотография). Раджив Ганди в то время проводил встречи с представителями разных групп, а поскольку наша поездка, как я уже говорил, была явлением знаковым, мы тоже попросили принять нас. Мы вручили ему картины, нарисованные нашими художниками, немного побеседовали и сфотографировались. Об этих встречах широко писали индийские газеты.

За те два месяца, что вайшнавы провели в Индии, они выросли духовно, наверное, больше, чем за все свои пять-десять лет в сознании Кришны. То, что обычно усваивают постепенно, нашим вайшнавам пришлось впитывать быстро и очень интенсивно. Из подпольных намахатт мы превратились в официальное движение, которое является частью движения всемирного. Сейчас российский ИСККОН — второй по численности после индийского.

Было много первых впечатлений. Мы впервые увидели так много вайшнавов, собравшихся в одном месте, увидели киртаны, увидели Божества, храмовое поклонение, распространение книг. Во время этого паломничества было создано российское отделение издательства ББТ, были назначены руководящие органы нашего Общества в России. Одним словом, это паломничество дало толчок к сплочению вайшнавов, их духовной и «физической» трансформации: мы уехали в одном состоянии сознания, а вернулись в другом. Впервые вайшнавы из СССР соприкоснулись с мировым ИСККОН. После того, как вайшнавы возвратились в Москву, в Советском Союзе начали появляться храмы. Первым стал храм у метро «Колхозная» (ныне ст метро «Сухаревская»). Появились харинамы, развилось распространение духовной литературы…

Ваш слуга ЯДУНАНДАНА дас

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *